Русская версия
About

Blackbird

Дэвид Харроуэр

Перевод И. Герман

 

Режиссер: Адриан Джурджа (США)
Сценография и костюмы: Данила Корогодский
Свет: Нина Силенко

 

В спектакле звучит песня Биттлз «Blackbird» в исполнении Джея Болотина

Действующие лица и исполнители:

Уна      Анна Дунаева

Рэй      Народный артист России Николай Николаевич Иванов 

В спектакле участвуют: Александр Муравицкий, Анна Захарова, Лиза Фалилеева

Свет: Нина Силенко 

Продолжительность спектакля 1 час 40 минут

В пьесе «Blackbird» Дэвида Хэрроуэра поднимаются провокационные темы, но автор отказывается делать предсказуемые, утвердительные и удобные заключения.

Эта пьеса о двух людях, чьи жизни разрушены любовью «вне закона». Место действия — унылая офисная комната, где 56-летний Рэй встречается с 27-летней Уной, с которой 15 лет назад у него были сексуальные отношения. Не оправдывая Рэя, Хэрроуэр исследует сложности человеческих отношений, касающиеся запретной любви, и делает предположение, что опыт и невинность — это относительные понятия. То, что Рэй сделал, — непростительно, но в то же время и 12-летняя Уна была подвержена страсти не меньшей, чем он, и мирного разрешения подобных отношений невозможно достичь.

«Blackbird» ставит бесконечные вопросы о темной, неподконтрольной власти желания. На сцене молодая женщина, раздираемая жаждой мести и необходимостью самореализации. Она жаждет унижения бывшего любовника, и одновременно безжалостно провоцирует его. А поведение Рэя обусловлено прогрессирующей дезинтеграцией мужчины, вынужденного заглянуть в лицо своей прошлой вины.

В спектакле присутствует элемент триллера: зачем сюда пришла Уна? Отомстить? Или оживить их безнадежные отношения? Хэрроуэр бесстрашно не оставляет никаких сомнений в том, что то, что случилось между этими потерянными и одинокими душами, безусловно была Любовь.

Через весь стыд и боль прошлого она все еще горит, обжигая, раня, причиняя ужасную боль. Тот факт, что эта любовь запретная, не означает, что она не может существовать. Через все страшные потери остается ужасающая нежность.

Автор заставляет нас проверить свои базовые, рефлекторные моральные принципы. В наших душах существует непререкаемая истина, когда речь идет о недопустимых отношениях взрослого и ребенка, но пьеса Дэвида Хэрроуэра пробивается через эти табу и выходит к более высокой истине. Когда Рэй говорит Уне: «Ты знала о любви больше, чем я», — мы чувствуем, что он, может быть, высказывает заставляющую притихнуть, обычно непроизносимую, правду.